Шуша и Иреван - центры азербайджанской интеллигенции
Tarix: 21.09.2019 | Saat: 21:30:00 | E-mail | Çapa göndər


Ева-Мария Аух: В Азербайджан приезжаю как к родным, но каждый раз уезжаю с печалью...

Профессор Гумбольдского университета в Берлине, заведующая кафедрой истории Азербайджана Ева-Мария Аух, прекрасно владеющая русским языком, активно продвигает европейскую программу обмена вузами, преподавателями и студентами между Азербайджаном и Германией. Примечательно, что немецкий ученый еще в советский период окончила факультет востоковедения БГУ, и в этом году исполнилось 45 лет с того августа, как она впервые приехала в Баку.

Профессор Ева Мария Аух, автор замечательных работ по истории немецких поселений в Азербайджане, и по этой теме организовала выставку в Гумбольдском университете. Проект был посвящен 200-летию переселения немцев в Азербайджан, все экспонаты выставки были разработаны на немецком, азербайджанском, русском, грузинском и украинском языках. Выставка продолжалась месяц, и до сих пор она путешествует по всей Германии из одного города в другой, пользуясь большим успехом. Открытие этой выставки также было организовано в Баку, в Гей-геле, Шамкире, Тбилиси, Одессе. В следующем году, когда будет отмечаться 100-летний юбилей Азербайджанской нефтяной академии, выставка будет вновь показана в Баку.
Немецкий ученый считает: чем муссировать одну и ту же идею на разный лад, что не является солидным и научным подходом, лучше представить новые идеи и темы, исследовать их, дать новое видение, поставить новые вопросы и изучить новые источники. По ее мнению, осталось много неизученной исторической документации, архива и писем немцев и их потомков, поэтому надо идти дальше. Зная арабский, она сконцентрировалась на азербайджанских и арабских источниках, точнее, на истории Азербайджана с конца XVIII века до сегодняшнего дня. Когда начались карабахские события, профессор Е.М.Аух обратила внимание конкретно на Кавказ и Азербайджан, судьба которого стала ее интересовать и беспокоить в качестве второй родины.
Сегодня доктор Гумбольдского университета в Берлине, заведующая кафедрой истории Азербайджана профессор Ева Мария Аух - гость газеты «Каспiй», и мы сразу же коснулись темы, которая нас объединяла, а, точнее, студенческих лет в БГУ:

- Вы приезжали в Баку с целью изучить восточные языки?

- Мы, трое девушек по 18 лет, были в составе первой группы европейских студентов, я же была первой немкой, кто до конца проучился и окончил Бакинский университет. Учились в русском секторе по азербайджанским учебникам (смеется). Таким образом мы выучили оба языка, но тогда нам, к сожалению, пришлось практиковаться только на бытовом уровне.

Три года назад впервые удалось включить Азербайджан на примере Университета АДА и БГУ (исторический факультет) в список программы сотрудничества ERASMUS Гумбольдского университета. Мы подготовили новый проект, чтобы продлить его на следующие три года. В сентябре ожидается подписание контракта с АДА и БГУ, и в качестве нового партнера к нам присоединяется Азербайджанский государственный университет нефти и промышленности и представительство Торговой палаты Германии в Баку.
Внедряется новая форма сотрудничества, при которой мы сможем отправлять на практику в Азербайджан немецких и принимать у себя азербайджанских студентов. Это будет обоюдно выгодно, ибо мы должны показать нашей молодежи, на какое будущее она будет работать, повышая свой профессиональный потенциал, ведь компании и с нашей, и с вашей стороны могут заинтересоваться молодыми специалистами. Мы включили нефтяной университет для развития нового направления «Digital humanities», которое сегодня стремительно развивается в мире, но в этой сфере все еще мало экспертов. А у вас имеются хорошие специалисты, и если их привлечь в немецкие проекты, они смогут найти работу. То же самое будет происходить и с нашими специалистами, которые, показав свои способности, смогут получить приглашение азербайджанской стороны и поработать здесь.

- Это очень важный стимул для студентов, если они получат возможность поработать в Германии или в Азербайджане! Скажите, когда была открыта ваша кафедра?

- Это была первая кафедра по Азербайджану, которая открылась в Европе еще в октябре 2010 года. В следующем году будем отмечать своеобразный юбилей. Сегодня открываются новые центры азербайджановедения, но разница в том, что по немецким правилам наша кафедра не просто центр, занимающийся азербайджанским фольклором. Я являюсь руководителем бакалавров до PhD, и поскольку руководителем является немецкий профессор с докторской степенью, мы можем предлагать полный спектр занятий от семинара до лекций. Наши студенты и докторанты получают полноценные дипломы. Скажем, в Польше и Чехии также открывали подобные кафедры, но разница между нами существенная.

- Вы хотите сказать, что здесь проявляются особенности системы немецкого образования?

- Да, пока у нас еще существует защита кандидатской и докторской диссертаций как условие для профессорского звания (в отличие от американской системы). В наших университетах преподавательская работа сочетается с научной, и поэтому у нас отсутствует академия наук. Мы обязаны каждый семестр читать лекции на новые темы и вести занятия не на основе учебников, а на основе научных публикаций и источников.

- Сегодня, когда так актуальна карабахская проблема, в Азербайджане издается масса учебников и научной литературы по истории двух конфликтующих стран, раскрываются непознанные истины, разоблачающие фальсификации армянской стороны. Имеет ли ваша кафедра связи с подобными вузами и академическими институтами, где ведутся серьезные исследования в этом направлении, в курсе ли новых изданий, которые распространяются по ведущим мировым библиотекам и центрам, потому что мне непонятен недостаток источников по этой теме, о которых вы говорите?

- Это не совсем так. Понятие учебников у нас относительное, и мы не жаждем их получить, поскольку в наших вузах отдается предпочтение самостоятельному мышлению студентов и сотрудников. Мы развиваем и ориентируем студентов на проблему и ее анализ, чтобы они пропустили знания через свой анализ и осознали суть. Знание наизусть чего-то из учебника не является важным и не считается знанием. Студенты должны самостоятельно уметь сравнивать и анализировать процессы с другими конфликтами, развивать критические способности и критический подход к разным источникам. В этом и заключается наша обязанность тренировать студентов и развивать в них эти качества. Для нас учебники - не самое главное, хотя и их тоже мы рассматриваем в критическом ключе. В Брауншвайге есть центр исследования учебников, в том числе и азербайджанских. Например, в качестве домашнего задания мы ставим вопрос анализа образа врага в азербайджанских, армянских, грузинских и других учебниках, или, скажем, отражения в учебниках понятия «своего» и «чужого». Нас больше интересует научно-исследовательская работа, нежели то, что написано для широкой общественности, имеющее пропагандистский характер.
Несколько лет назад я обратилась в Азербайджанскую национальную библиотеку имени М.Д.Ахундзаде и попросила, чтобы мы, как и в прежние времена, регулярно получали информацию по новым публикациям и могли через наши библиотеки заказать интересующие нас книги. Они откликнулись, у нас даже есть договор с Национальной библиотекой Азербайджана.

- Как насчет творческих и научных связей с Национальной академией наук Азербайджана?

- Контакты и дружеские отношения с коллегами-историками у нас существуют, мы работаем с востоковедами, археологами и этнографами, но есть и такое мнение, при котором историю Азербайджана можно преподавать, только будучи азербайджанцем.

- Расскажите, пожалуйста, о ваших книгах и публикациях о Карабахе и истории Азербайджана. Интересно, с какой позиции выступает немецкий ученый, анализируя происходящие события? Какие темы и воп­росы вызывают в Германии наибольший интерес?

- Темы разные, но основным и концептуальным для меня служит тема развития азербайджанского самосознания, становления государственности, сюда входят темы развития кино, театра, прессы, меценатства и т.д. Моя научно-исследовательская работа выплеснулась в очень объемную, на 700-х страницах, книгу, где Азербайджан рассматривается с конца XVIII века, и все перемены, постигшие его после завоевания этой территории Россией. Были ли бы мусульмане в состоянии самореформироваться без внешнего участия или нет - это очень важный вопрос. Часто говорят, что этому способствовал Запад, однако мы знаем, что еще в XVIII веке в азербайджанских ханствах существовали элементы государственности, поэты и ученые без западного влияния задумывались над тем, как лучше обустроить общество. Насколько мусульмане были способны реформировать сами себя и развивать - это, на мой взгляд, очень актуальный вопрос сегодняшнего дня, именно поэтому мои исследования начинаются с XVIII века. Как развивалось общество и страна под влиянием колониальной политики России - эти вопросы малоизвестны германской науке.
Есть немало статей по Карабаху, развитию сценографии Азербайджана как утопии, и они охватывают конец 80-х - начало 90-х годов ХХ века, т.е. армяно-азербайджанский конфликт. В начале этого года при поддержке Фонда науки при Президенте Азербайджана мы провели презентацию книг «Muslimisch-Aserbaidschanische eliten der region Karabach zwischen modernisierung und politischen umbrüchen (1850-1940)», «Ein biobibliographisches lexikon» - «Müasirləşmə və siyasi çevrilişlər arasında Qarabağ regionunun müsəlman-azərbaycanlı elitası» (1850-1940), «Bio-biblioqrafik leksikon».

- Вы занимались исследованием темы азербайджанской элиты и интеллигенции, а кого, по-вашему, вы относите к представителям элиты?

- Это лицо, имеющее доступ к определенным ресурсам - как материальным, так и духовным. Сюда входят, конечно же, и духовенство, и учителя, и промышленники и т.д. На основе специальной программы, которую мы разработали по определенным критериям и категориям, смогли определить, где происходили изменения культурной жизни на этой территории. При наличии соответствующего банка данных и конкретного запроса тут же при этом выходят Шуша, Иреван, хотя сегодня это армянская столица, но в темпах развития азербайджанской интеллигенции этот город сыграл свою роль. Наши материалы доказывают, что Шуша и Иреван были центрами развития азербайджанской интеллигенции. На основе этих исследований мы выпустили книгу. Азербайджанцы учились в русских и западных университетах, получали блестящее образование, возвращались домой, вели экономическую и культурно-просветительскую деятельность, которая обнаруживает свои параметры. А сколько известных личностей произошли из Карабаха и вели здесь широкую деятельность!..

- Конечно, и утверждать, что эта земля не азербайджанская, было бы не совсем правильно при наличии стольких исторических доказательств!

- Разумеется. По Карабаху мы разработали и другой проект - как немецкая пресса в течение двадцати лет освещала карабахскую проблему. Это очень серьезная работа, мы выбирали самые влиятельные и авторитетные газеты и журналы Германии - Zeit, Spiegel, Frankfurter Allgemeine, Neues Deutschland. Был рассмотрен весь информационно-политический спектр, от левых и до правых, закончен 2008 годом, потому что после этого года социальные сети и интернет сильно влияли на общественное мнение. До этого пресса в Германии по своему влиянию была на первом месте. Используя специальную компьютерную программу MAXQDA, мы разрабатывали разные категории и вводили наши ресурсы. Полученные результаты и увиденная картина поразили нас своей односторонностью и однобокостью. Эту методологию можно использовать, скажем, в отношении Франции и других стран.

- Рассматривали ли вы влияние других стран на развитие событий, связанных с Карабахом?

- Россия, используя мощнейший финансовый ресурс, направленный на медиа-средства, в течение двух-трех дней способна кардинально поменять общественное мнение. Мы искали, откуда исходит конкретная информация, кто ее автор, и оказалось, что большей частью она шла или из Стамбула, или из Москвы. Крайне редко бывало так, что корреспондент находился в самом регионе, даже не говорю, в Баку. Важно, кто предоставляет информацию, и даже если шла от немецкого корреспондента, она часто представлялась через московские очки.

- Охватывая столь огромный отрезок времени, вы, безусловно, не могли обойти стороной период деятельности Азербайджанской Демократической Республики (АДР), 100-летний юбилей которого Азербайджан отмечал в прошлом году. Что вы скажете по этому поводу?

- Вы правы. Для нас, конечно же, актуальна тема АДР, и в этом плане очень важны источники на немецком языке, потому что изданные на азербайджанском языке публикации редко кто читает в Германии. Есть очень хорошие работы азербайджанских коллег, но они на азербайджанском языке, и о них в Германии мало кто из ученых знает. По-русски еще куда ни шло, некоторые его знают. Наши студенты читают источники и литературу на немецком, английском и русском. Мы преподаем азербайджанский язык, но чтобы достигнуть уровня, при котором студенты смогут читать источники, требуется время. Чтобы расширить круг заинтересованных людей, мы нуждаемся в литературе на немецком языке. В связи с этим подготовили перечень документов по АДР на немецком языке, перевели некоторые источники (я написала введение и комментарий), и представили документы первого года деятельности АДР.

- Ваши публикации презентовались в Баку?

- Год назад мы организовали презентацию исследования «Элита Карабаха» в БСУ, где нам задавали очень интересные вопросы. Азербайджанское общество должно понимать, что для канала связи лучшим языком является тот, на котором говорят в разных странах. Актуальные материалы, имеющие политическое и концептуальное значение, нужно оперативно переводить и предоставлять международной общественности. В противном случае будет или задержка, инерция, или потеря момента, и, конечно же, качество перевода должно быть высоким и точным. Важно также указывать источник любой информации.
Есть замечательная статья Фуада Ахундова в журнале «Yol», мы встречались с ним, он отмечал мои источники, которые использовал. Но есть авторы, которые используя исследования, не ссылаются при этом на автора, и это, я считаю, не совсем корректным и этичным. Ф.Ахундов снимает фильм о немцах, консультируется с нами, и я считаю, его нужно качественно перевести на разные языки. Во всех работах научная составляющая должна непременно присутствовать.

- Вы возглавляете кафедру истории Азербайджана, при которой функционирует отделение азербайджанского языка и литературы. Насколько немецкие студенты проявляют интерес к изучению истории и языка Азербайджана?

- Все наши студенты и студенты других университетов Берлина и Бранденбурга разных специальностей имеют право посещать наши занятия. В основном учатся студенты-историки, и других общественных наук. На начальный языковый курс набирается около 20 человек. Наши курикулумы обязывают студентов изучать иностранные языки, два и еще третий. Скажем, тюркологи непременно должны, кроме турецкого, изучать еще один из тюркских языков. Есть еще специальный курс M.A.«Central Asia Studies», я же читаю курс истории Кавказа. Расим Мирзоев преподает у нас азербайджанский язык.

- В какой степени ваши студенты информированы о том, что происходит в Азербайджане в целом и карабахском конфликте в частности?

- Могу сказать одним словом: недостаточно! Односторонне! Немецкая публика отличается от английской или американской, у нас очень критически относятся к информации. То, что успешно принимается в Англии или Америке, в Германии такая пропаганда и агитация не проходит и не воспринимается. Главное, заинтересовать общество. Приведу простой пример: никто, наверное, не знает, что в Шуше были базы-миссионеры из немецкой части Швейцарии, которые имели там свое христианское общество. Они пытались убедить мусульман в том, что христианство - правильная религия. В то время они писали: армянская церковь находится в таком печальном состоянии, что лучше, если б мы занимались армянами, чем мусульманами. Если поднимать вопрос базов-миссионеров в Шуше, это совсем другая тема, они описывают ситуацию в провинции, отмечая, что большинство населения - мусульмане.
Вот вам простой ответ, и не нужно кричать, что Шуша наша. Речь идет о начале XIX века до 1836 года. Эти миссионеры закрыли там свое представительство потому, что этого требовал Эчмиадзин, чтобы и другие христианские миссионеры не могли находиться на Южном Кавказе, а были только они сами. Уже здесь можно получить доступ и интерес к Карабаху. Т.е. мы не старались прямым текстом пропагандировать, что Карабах исторически принадлежит Азербайджану. У нас совершенно другой методологический подход к этой проблеме, мы ставим иные акценты. Немецкую публику можно заинтересовать только через исторические факты, которые дают импульс к анализу и вынуждают размышлять.

- Т.е. вы избегали пропагандистского аспекта?

- Совершенно верно, его не должно быть, потому что в Германии он не вызывает доверия и не является убедительным.

- Над чем вы сегодня работаете?

- В настоящее время у меня на руках три завершенные книги по азербайджанской тематике, но я не могу их опубликовать, потому что нет бюджетных средств. Мы провели международную конференцию, посвященную М.Ф.Ахундзаде, и нет возможности опубликовать эти материалы - «Био-библиографический словарь азербайджанской элиты» и «Баку как Метрополия».
Я занимаюсь также вопросами туризма по азербайджанскому и немецкому наследию, эко-туризму. В то время, путешествуя по Азербайджану, я смогла показать, скажем, ботаникам, биологам и орнитологам богатое культурно-историческое наследие Азербайджана как ресурс для создания национальных парков и развития туризма в вашей стране в рамках первой программы по созданию по международным стандартам национальных парков Азербайджана. С этой целью мы объездили всю страну, и каждый представитель своей области обращал внимание на интересующий его аспект. Я же рассказывала им об истории и памятниках, и это сочетание культуры и природы, т.е. комплексный подход оказался очень плодотворным. Об этих поездках у меня сохранились самые добрые воспоминания, и с тех пор я занимаюсь вопросами туризма тоже, потому что междисциплинарные работы оказались очень притягательной и интригующей сферой.

- Вы проводите серьезную работу по изучению истории и культуры Азербайджана, а есть ли трудности, возникающие в этом процессе?

- К сожалению (смеется), мы уже пять лет ждем, чтобы открыть швабский музей Виктора Клайна в Гейгеле (бывший Хеленендорф) в доме, где он в то время проживал. Министерство культуры его выкупило, а концепцию, разработанную мной по линии немецкой организации GIZ, министр культуры Абульфас Гараев подтвердил еще в 2015 году. Но весь проект с того времени стоит из-за отсутствия средств, хотя все восторгались его важностью и значением. У нас появилась идея создать Германо-азербайджанский клуб друзей этого музея и собрать средства для него, на почетной доске которого будут отмечены все имена спонсоров. Мы уже думаем о музейной педагогике, чтобы готовить гидов, программу, кадры, информировать население, школьников, готовить учителей и т.д., чтобы в музей, помимо туристов, приходило местное население и знало историю своего края и о вкладе в его развитие немецких поселенцев.
В Гейгеле проживают кяльбаджарские беженцы, которые не имеют представления об истории этого места. Главное, чтобы они поняли, что значит потерять родину и приобрести новую, какие факторы влияют на это - и тогда, и сегодня. Т.е. вопрос не так прост, как кажется на первый взгляд. Это очень актуально для всех нас, особенно сегодня, когда миграционные процессы и толерантность так остро стоят на повестке дня. Столкновения были всегда, но они происходили лишь тогда, когда вмешивалась третья сторона, и по-другому не может быть никак. Немцев азербайджанцы приняли радушно, помогли с обустройством, и многие немцы преклонного возраста все еще говорят на азербайджанском языке и помнят его. Что мешает мирному сосуществованию наций и народов? Ответ на этот вопрос приходится искать в анализе истории, хотя мало кто хочет искать, предпочитая обвинять других, что легче всего.

- С каким чувством вы приезжаете и покидаете Азербайджан, как вы говорите, свою вторую родину?

- В Азербайджан приезжаю как к родным, но каждый раз уезжаю с печалью... Поскольку очень люблю мелодичность азербайджанского языка, люблю слушать его, я очень чувствую этот язык, он стал мне очень родным. Люблю мугам, который я стала понимать в интерпретации уважаемого Алима Гасымова. Люблю сочетание Востока с Западом, который показывает, что оно - в духе Гете - возможно!

- Благодарим за содержательную беседу.




 
Bölməyə aid digər xəbərlər
22.10.2019
Еврейская женщина впервые вышла в открытый космос (VIDEO)
21.10.2019
Мирзиёев поручил переименовать одну из улиц Ташкента в честь Айтматова
19.10.2019
Израильский кяманчист Марк Элияху готовится к туру по Азербайджану (VIDEO)
18.10.2019
Книгу о еврейско-азербайджанской дружбе представили в Баку
18.10.2019
От Баку до Гобустана. Как Черный город стал Белым городом

Şərh əlavə olunmayıb

    ,    
Namiq Əliyev
Namiq Əliyev
Fuad HÜSEYNZADƏ
Namiq Əliyev
Hansı dövlətləri Azərbaycana dost hesab edirsiniz?
Türkiyə
Rusiya
ABŞ
Almaniya
Fransa
İngiltərə
Gürcüstan
Ukrayna
Belorusiya
İran
Çin

  Nəticələr!    İştirak edənlər: 10923

1 Mitinqi yox, Türk Şurasının nailiyyətini təbliğ edin...
2 Prezident: Gələn ilin büdcəsi həm sosial, həm investisiya yönümlü olmalıdır
3 “Zəngəzurun Ermənistana birləşdirilməsi böyük Türk Dünyasını parçaladı”
4 Gələn il əmək pensiyaları bir daha artırılacaq
5 70 saylı Masallı şəhər və 71 saylı Masallı kənd seçki dairələrində seminarlar keçirilib


© Copyright 1999-2019 "Palitra" müstəqil ictimai-siyasi qəzet
Azərbaycan, Bakı ş. Xətai rayonu, M.Mehdizadə-5, giriş 2
Tel/Fax.: (+99412) 489 08 53
Müəllif hüquqları qorunur. Məlumatdan istifadə etdikdə istinad mütləqdir. Məlumat internet səhifələrində istifadə edildikdə müvafiq keçidin qoyulması mütləqdir. Designed by inetlab.info